genez (genez) wrote,
genez
genez

Павел Проценко. Прощание с Валерием Сендеровым

Originally posted by pavpro at Павел Проценко. Прощание с Валерием Сендеровым
Павел Проценко. Прощание на закате: похороны Валерия Сендерова // Ежедневный журнал. 18.11.2014 http://ej.ru/?a=note&id=26495

Когда внезапно человек уходит, мир, в котором он напряженно действовал, еще несет приметы его живого присутствия. Открытая дверь еще колеблется, у книги, раскрытой секундой раньше, ветерок еще листает страницы.
В субботу 15 ноября в храме Воскресения Христова московского Андреевского монастыря прошло отпевание бывшего советского политзаключенного, фактического лидера Народно-трудового союза России Валерия Сендерова (19.03.1945-12.11.2014). Служил известный московский священник Александр (Троицкий), которому помогал о. Христофор (Хилл).
Присутствовало около 100 человек.
«Поминайте наставников ваших, — так начал свое прощальное слово о. Александр. — Валерий Анатольевич был моим, как и многих из здесь присутствующих, учителем во 2-й математической школе. Он был не только талантливым преподавателем, по-настоящему любившим математику. Он всегда и везде называл черное черным и белое белым. Это производило большое впечатление на всех его учеников».
Андреевский монастырь
К сожалению, не было включенных диктофонов, никто не взял на себя дело ведения фото- или киносъемки. Не было организующей воли, которой всегда отличался покойный, много сил тративший на устроение партийных и общественно-культурных мероприятий. Микроавтобус ритуальных услуг уехал на Введенское кладбище полупустым. Основная масса друзей и почитателей Валерия осталась поминать его в приходском «уголке». Сказались и российская несобранность, и растерянность.
Похоронили Валерия на Введенском («Немецком») кладбище; рядом, прикрытая новостройкой, — Лефортовская тюрьма, в которой он провел год жизни под следствием. Кладбище уже давно закрытое, на редкость ухоженное, все устроено удобно по-европейски. Фамильный крохотный участок Сендеровых наиболее бедный среди окружающего могильного благолепия. В сентябре Валера приезжал сюда. При всей его сосредоточенности на умственных интересах об этом последнем пристанище своих близких он заботился, на могильных холмиках высаживались цветы. В последний год он написал несколько коротких текстов о своих родителях: отце, которого почти не знал (тот умер, когда ему было лет 6), о наставнике своей матери, профессиональном юристе, до большевистского переворота — члене партии кадетов.
Из воспоминаний о. Александра Троицкого, бывшего ученика 2-й школы (записано по памяти):
— На уроках Валерий Анатольевич никогда не отвлекался от предмета. Математика для него была «святое». А на переменках он с учениками беседовал о вещах самых необычных. О том, что у коммунистов нет души, потому что они продали ее за партбилет. О поэзии. Мы ходили к нему домой в Уланский переулок. В комнату, заваленную сам- и тамиздатом. Как-то он дал одному из старшеклассников почитать «Архипелаг Гулаг». У того с собой не было портфеля, и он попросил хотя бы газету, чтобы завернуть запрещенный томик. И получил для этой цели экземпляр «Нового русского слова», заокеанской эмигрантской газеты: антисоветской (по классификации советских «органов»).
Из рассказа Владимира Корсунского, главного редактора портала «Грани.ру»:
— Когда в 1988 году издатели неподцензурной печати в СССР организовали на Арбате День независимой прессы, приехал ОМОН и отвез всех в КПЗ. Там мы пробыли в камере несколько суток. Сами менты недоумевали, не зная что с нами делать. Валера увещевал их: «Мы — военнопленные. Вы должны относиться к нам в соответствии с этим статусом, как предусмотрено Женевской конвенцией».
В советские годы Сендеров обращался к присутствующим всегда так:
— Дамы и господа.
«Дамам» всегда лобызал «ручки». Однажды в учительской, целуя руку коллеге женского пола, произнес: «Смерть большевикам». Присутствовавшая при этом директор школы остолбенела. Она была настолько поражена услышанным, что сочла происшедшее своего рода галлюцинацией и невозмутимо проследовала в свой кабинет, словно ничего не случилось.
Конечно, в таком поведении была значительная доля эпатажа. Но — и очевидное стремление активно воздействовать на умонастроения людей советского мира образами мира иного, основанного на совсем других ценностных началах. Это была попытка «блажить», как в старину на Руси делали юродивые, только в новых условиях.
SYuly
Валера задолго до ареста, последовавшего в 1982 г., сфотографировался для будущих публикаций о его деле. Снимок этот стал широко известным и помещался во многих изданиях. Он заранее приготовился умирать в советских застенках. «Русский француз», политзэк хрущевской «оттепели», Никита Кривошеин вспоминает, как выйдя из ШИЗО мордовского лагеря, где провел 5 суток, чувствовал себя «прозрачным» и еле живым. Александр Подрабинек в своих мемуарах описывает, что в ШИЗО, стен которого он почти не покидал во время своего трехлетнего срока, речь шла о физическом выживании. Валерий Сендеров провел в ШИЗО и тюремной одиночке почти 5 лет! Иван Ковалев, бывший член Московской Хельсинкской группы, пересекавшийся с ним в то время, написал о поразительном поведении этого бывшего московского учителя математики, превратившегося в ходячий скелет, которого надзиратели выкидывали во время обысков в коридор: сил идти у него уже не оставалось.
Он был из тех, кто умирал, чтобы жизнь вернулась в общество, ограбленное и порабощенное коммунизмом. Не забудем это, пока следы от его ухода не затянула рутина будней.
Валера ненавидел любые революции и именно поэтому считал необходимым вести диалог с нынешней, очевидно ностальгирующей по СССР, властью. Сколько поднялось шума вокруг этой его позиции. Но почему никто не вспоминает его слов, широко опубликованных: «Это не значит, что его (Путина, — П.П.) надо поддерживать. В нынешнем его виде — упаси боже! На него следует жёстко давить»? Сендеров — беспощадный критик евразийства, фантазеров-политологов из прокремлевских Изборского и Валдайского клубов, Александра Дугина и Александра Проханова, «красного» патриотизма и невежества. Об этом он писал множество текстов, опубликованных в периодике: от «Посева» до «толстых» журналов. В сентябре напечатана его блестящая критическая статья о Николае Данилевском, чьи панславистские построения взяли сейчас на вооружение теоретики возрождения советского империализма. http://magazines.russ.ru/zvezda/2014/9/13sen.html Сендеров как мыслитель и писатель — явление еще совершенно не осознанное и не оцененное. Но всем, знавшим его, абсолютно ясна его неординарность и человеческая подлинность.
…Похоронили его на закате.

Valery
Если бы Валеру, последние годы занятого партийным строительством и собственным творчеством, спросили: «А если сегодня придется умирать?», он, не задумываясь, ответил бы: «Если нужно, умру». И улыбнулся бы своей блаженной улыбкой. Вслух он не сказал бы о том, что знал наверное: это будет смерть со Христом, чтобы назавтра воскреснуть. Воскреснуть вместе с обновленной Россией. Его бы устами и его уверенностью…
Призываю всех, кто соприкасался с Валерием Анатольевичем Сендеровым: запишите свои воспоминания об этом удивительном человеке.

P.S. На втором снимке у аналоя стоит вдова Валеры, Юлия.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments