Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Цитаты - Фри́дрих А́вгуст фон Ха́йек

Фри́дрих А́вгуст фон Ха́йек (нем. Friedrich August von Hayek; 1899 — 1992) — австрийский экономист и философ. Лауреат Нобелевской премии по экономике за 1974 год.

Немцы в целом — народ трудолюбивый и дисциплинированный, добросовестный и энергичный до безжалостности, честный и тщательно выполняющий любое дело; у немцев сильно развиты любовь к порядку, чувство долга и повиновение властям; они часто готовы на большие личные жертвы и выказывают незаурядное мужество в случае опасности.
Погоня за прибылью — единственный способ, при помощи которого люди могут удовлетворять потребности тех, кого они вовсе не знают.
Власть искусного пропагандиста так велика, что он может придать человеческому мышлению любую требуемую форму, и даже самые развитые, самые независимые в своих взглядах люди не могут целиком избежать этого влияния, если их надолго изолировать от всех других источников информации.
Не все хорошие люди — непременно демократы.
Большинством голосов можно принимать решения тогда, когда выбор ограничен определенной альтернативой; но ниоткуда не следует, что должна существовать определенная точка зрения большинства по всем вопросам.
Вне сферы личной ответственности нет ни добра, ни зла, ни возможности проявить свои высокие моральные качества, ни шансов доказать силу своих убеждений, жертвуя собственными желаниями ради того, что считаешь правильным. Только когда мы сами несем ответственность за свои интересы и свободны принести их в жертву по собственной воле, наше решение имеет моральную ценность.
Деньги — одно из величайших орудий обретения свободы, придуманных человеком.
Чем выше умственные способности и уровень образования отдельных индивидуумов, тем резче разнятся их вкусы и взгляды и тем меньше шансов, что они единодушно примут какую-то конкретную иерархию ценностей.
Вся пропаганда служит одной и той же цели, а каждое из ее орудий и весь аппарат организовывается так, чтобы координированным образом влиять на людей в одном направлении и в конечном счете достичь полной унификации всех умов.
Там, где существует одна общая, всеподавляющая цель, не остается места ни для каких общих правил и этических норм.
Людям свойственно — и это почти закон человеческой природы — быстрее и легче сходиться на негативной программе, на ненависти к врагам, на зависти к тем, кому лучше живется, чем на какой бы то ни было положительной, конструктивной задаче.
Планирование влечет за собой сознательную дискриминацию по отношению к нуждам разных людей, выражающуюся на практике в том, что одному человеку разрешается делать то, что другому запрещено.
«Типичному немцу» не хватает индивидуалистических достоинств: терпимости и уважения к другим людям и их взглядам, независимости мышления, силы духа и той способности отстаивать свои убеждения перед вышестоящими, которую немцы, ощущающие за собой этот недостаток, называют гражданским мужеством, бережности по отношению к слабым и немощным, а главное — здорового презрения и нелюбви к власти, порождаемых лишь долгой традицией личной свободы. Кроме того, им не хватает массы мелких, но важных достоинств, так облегчающих общение между людьми в свободном обществе: доброты и чувства юмора, уважения к частной жизни соседа и веры в его добрые намерения.
Наибольшее число людей может объединить только наименьший общий знаменатель.
При правлении однородного и доктринерского большинства демократия может оказаться не менее тиранической, чем худшая из диктатур.
Конкуренцию никак нельзя соединить с планированием, не ослабляя ее как фактор производства.

Дорожные знаки Америки

Когда я езжу в Лас Вегас по 15 шоссе, то всегда заправляю машину около города Cedar City, что в штате Юта. И всегда мучался вопросом – какую заправку выбрать – ту, что с левой стороны дороги, или ту, что с правой? Цены на них естественно одинаковые, хотя они и принадлежат разным компаниям. Проезжая там на прошлой неделе, я заметил, что левая заправка озаботилась моими проблемами и решила мне (и другим водителям) помочь.



И я понял понял, что проблема решена, по крайней мере для меня, теперь я буду всегда сворачивать налево, хотя бы для того, чтобы помочь находчивым и остроумным людям.

А этот дорожный знак расположен в пустыне Невада, в том месте, где дорогу часто переползают черепахи.

Дауншифтинг по американски

Сегодня, по пути на работу я слушал NPR радио о проблемах бездомных на Гавайях. В качестве лирического отступления замечу, что в гавайском языке отстутствует слово погода. По той простой причине, что она никогда не меняется - плюс 25-28 круглый год. Collapse )

22 февраля - первый Кубанский поход («Ледяной» поход)

Отряд, выступивший в ночь с 9 на 10 (с 22 на 23) февраля 1918 года из Ростова-на-Дону, включал:

* 242 штаб-офицера (190 — полковники)
* 2078 обер-офицеров (капитанов — 215, штабс-капитанов — 251, поручиков — 394, подпоручиков — 535, прапорщиков — 668)
* 1067 рядовых (в том числе юнкеров и кадетов старших классов — 437)
* добровольцев — 630 (364 унтер-офицеров и 235 солдат, в том числе 66 чехов)
* Медицинский персонал:148 человек — 24 врача и 122 сестры милосердия

С отрядом также выступил значительный обоз гражданских лиц, бежавших от большевиков.

Этот, связанный с огромными потерями, марш стал рождением Белого сопротивления на Юге России.

Вопреки трудностям и потерям, из горнила Ледяного похода вышла уже пятитысячная настоящая армия, закалённая в боях. Лишь такое число воинов Русской Императорской армии, после октябрьских событий, твёрдо решили, что будут бороться. С отрядом-армией следовал обоз с женщинами и детьми. Участники похода получали почётное наименование «Первопоходник».



Православное (сербское) кладбище около Сан Франциско. Надпись гласит - "Георгиевским кавалерам императорской России"

Двадцать лет спустя...

Последнее время, видимо в с связи со смертью Егора Гайдара,
многие делятся своими воспоминаниями и последних годах советской власти. Да, многое уже позабылось с тех пор, особенно плохое. И это нормально, так уж устроен человеческий мозг, что негативные воспоминания вытесняются довольно быстро, а позитивные хранятся в значительно дольше. Но кое-что помниться...

Итак - декабрь 1989 года. Я в качестве добровольного гида и переводчика помогаю сьемочной группе американского телевидения (г. Атланта, 11 канал), которая приехала в Москву снимать результаты перестройки и гласности. Их удивляет все – шофер, прямо на улице голыми руками в 20 градусный мороз починяющий мотор своего грузовика, горящие помойки во дворах, демонстрации на улицах и конечно же дружелюбие незнакомых людей, которые встретили их, поселили в своих квартирах, поят и кормят. Притом, в магазинах продуктов нет. То есть иногда что-то и где-то выбрасывают, но вот как попасть в нужное место и в нужный час – никому не ведомо.
Популярны анекдоты:
«ОтвАри потихоньку калитку» - это не слова из песни, а рецепт из поваренной книги.
Покупатель в магазине – Взвесьте мне пожалуйста полкило продуктов.
Продавец – Приносите, завешу.

- Как вы покупаете продукты? – удивляются американцы. Я им демонстрирую свою визитную карточку покупателя.



Шок... Что это? – Это документ, покоторому я могу купить продукты, если я их конечно найду. Видите, на обратной стороне написаны имена моих детей? Это значит, что я могу купить продуктов также и на их долю.
Перед Новым годом у нас на работе прошел слух, что через четыре дня в соседнем магазине будут давать сливочное масло. Наши женщины соорганизовались быстро – нашли общую тетрадку, договорились с администрацией магазина и завели список. Желающих отмечали каждый день на улице, около магазина. Меня по знакомству отмечали заочно. И вот желанный день настал – я отстоял на морозе час на улице и еще час внутри магазина. На ладони левой руки и меня чернильным карандашом был записан номер – просто и удобно, не показывать ведь же паспорт? Дошел до прилавка. Получил две пачки сливочного масла, по 200 грамм каждая. Вернулся домой довольный и счастливый. И это хорошо. Один мой пожилой родственник, инвалид войны живший в соседней с Москвой области, получил на 7 ноября «праздничный» ветеранский заказ – 2 килограмма овса. В зернах. И все.
«Лошади кушают овес и сено....»
Помню также где-то в это время я проходил с моим другом Эдиком Горбатовам по Арбату. Мы остановились на перекрестке, Эдик оглянулся вокруг и сказал – А ведь здесь через десять лет будут волки бегать. И тогда мне это не показалось таким уж большим преувеличением.
Где-то перед отьездом американцы уговорили меня зайти в наш универсам, что на Новоясеневской улице и сделать там сьемки.
- Но ведь там ничего нет! – удивился я.
- Вот это мы и хотим заснять.
Зашли втроем – я, оператор и его помощник. Ряды и ряды пустых полок. Только в одном углу стоит решетчатый контейнер, наполовину наполненный гнилой и замороженной капустой. Ее никто не берет. Но народ в магазине есть. Люди кучкуются около бывшего бакалейного отдела и чего-то ждут.
- Женя, у вас так плохо с едой, почему эта капуста сгнила? – спрашивают у меня американцы. Ну что им ответить?
В это время открывается дверь бакалейного отдела и дородная продавщица в белом халате с силой выталкивает в торговый зал контейнер с молоком . Контейнер катится некоторое время и встает. К нему со всех сторон бросаются люди и начинают хватать картонные пакеты. Давка, ругань, кто посильней, тот и взял. Под напором людских тел контейнер хаотично перемещается по торговому залу. Оператор снимает. Мне больно и стыдно на это смотреть.
Через пять минут контейнер пустеет. Досталось далеко не всем. И тут озлобленная толпа замечает нас.
- Кто вы такие? Почему вы нас снимаете? Разбейте им камеру!
- Я вот сейчас вас в милицию сдам! – Это продавщица заметила нас и вызвала на подмогу истекающую розовым жиром заведующую.
Вокруг нас угрожающе сжимается кольцо озлобленных донельзя людей.
Я понимаю, что нас вскоре будут бить. И довольно больно.
Я достаю из кармана бумагу, размахиваю ей и кричу – Вот разрешение на сьемки выданное исполкомом Москвы! Заслоняю американцев спиной и шепчу – Get out of here. Quickly! В конце концов мы благополучно выбираемся на улицу.

И вот теперь, двадцать лет спустя, я сравниваю тогдашнее состояние российского общества с состоянием смертельно больного человека. Болезнь запущена, все сроки уже прошли. Медикаментами лечить бесполезно. Спасет только операция. Тяжелая, болезненная и даже без наркоза. Гайдар и его команда такую операцию сделали. Мне неважно, что эта команда делала потом и кто из них что поимел в результате реформ.
Главное другое – в то время они спасли страну.

Через три дня у меня день рождения...

Вот в таком доме я родился.




Для тех, кто не знает - такой дом называется барак. Моего дома давно уже нет. А вот этот уцелел. И в нем по сию пору живут люди. И у них наверное рождаются дети. Хотя около моего родного барака вроде бы было почище. Родился я в феврале. По рассказам родителей, зима 1951 года была холодная. Впрочем, тогда все зимы были холодные. В каждой комнатке стояла печурка. Ей и отапливались. Дров в городе было достать трудно. Вернее их можно было где-то купить. Но у родителей не было денег. Поэтому печку топили опилками и обрезками досок, которые мой отец где-то прикупал. Средняя температура в нашей комнатке была + 11 градусов. Когда меня нужно было купать в цинковом корыте, то печку топили самыми лучшими обрезками досок и температура в комнате поднималась аж до + 15. Нет, мои родители не были зэками или спецпереселенцами. Они жили в индустриальном городе, в самом цетре России. Тогда все так жили. только в книгах и газетах об этом не писали.
Совершенно роскошые хрущевки, или как их теперь презрительно называют "хрущобы" появились гораздо позднее, в 60 годах.
Впрочем, к тому времени, моим родителям удалось сильно улучшить свои жилищные условия. Мы уже жили в кирпичном доме. В коммунальной квартире, все в одной комнате. Размером в 14 кв. метров - папа, мама, я, мой брат и бабушка...

Женщины в русских селеньях...

Решил время от времени  ставить сюда старые фотографии, найденные мною в архивах.
Итак - Ариадна Алексеевна Гедеонова - Мисс Россия 1936 г.
Обложка журнала "Иллюстрированная Россия" за 6 июня 1936 г.