Category: общество

Рождественская Настойка

В канун Рождества надо бы написать о высоком и духовном, но увы – нет таланта. Посему напишу о низменном...
Итак – Рождественская Настойка.
В самом начале лета запасаемся стеклянной бутылью с нешироким горлышком, закрывающимся пробкой. Прикидываем, какие ягоды (только ягоды!) будут доступны текущим летом. В этом году у меня были: вишня, черешня, клубника, малина и ежевика – итого пять. Первой подоспела вишня. Засыпаем в бутыль ягоды вишни (без косточек) на одну пятую обьема, добавляем сахар по вкусу и заливаем водкой так, чтобы все ягоды были покрыты. Хорошенько встряхиваем, укупориваем пробкой и ставим в темное место. Брожения конечно же нет, так как концентрация спирта высока, но сок вишни экстрагируется водкой и настойка приобретает приятный глазу вишневый цвет. Потом делаем то же самое и с другими ягодами по мере их созревания. Ягоды берутся только самого лучшего качества. К осени бутыль заполнена доверху. Добавляем туда соцветия гвоздики (по вкусу) еще раз встряхиваем и ставим дозревать до Нового года.
На Новый Год настойку не пьем, для того есть шампанское, а вот Рождество – праздник деликатный и требует напитка особенного.
Содержимое бутыли фильтруем и наливаем в хрустальный кувшинчик богемского стекла Получается настойка, чудесного рубинового цвета с ароматом лета. Пьем ее маленькими глоточками из серебряных рюмок. Что интересно – после же первого глотка во рту проявляется аромат вишни, потом черешни, клубники и так далее всех ягод в том порядке, в котором их добавляли.

С праздником!

Через три дня у меня день рождения...

Вот в таком доме я родился.




Для тех, кто не знает - такой дом называется барак. Моего дома давно уже нет. А вот этот уцелел. И в нем по сию пору живут люди. И у них наверное рождаются дети. Хотя около моего родного барака вроде бы было почище. Родился я в феврале. По рассказам родителей, зима 1951 года была холодная. Впрочем, тогда все зимы были холодные. В каждой комнатке стояла печурка. Ей и отапливались. Дров в городе было достать трудно. Вернее их можно было где-то купить. Но у родителей не было денег. Поэтому печку топили опилками и обрезками досок, которые мой отец где-то прикупал. Средняя температура в нашей комнатке была + 11 градусов. Когда меня нужно было купать в цинковом корыте, то печку топили самыми лучшими обрезками досок и температура в комнате поднималась аж до + 15. Нет, мои родители не были зэками или спецпереселенцами. Они жили в индустриальном городе, в самом цетре России. Тогда все так жили. только в книгах и газетах об этом не писали.
Совершенно роскошые хрущевки, или как их теперь презрительно называют "хрущобы" появились гораздо позднее, в 60 годах.
Впрочем, к тому времени, моим родителям удалось сильно улучшить свои жилищные условия. Мы уже жили в кирпичном доме. В коммунальной квартире, все в одной комнате. Размером в 14 кв. метров - папа, мама, я, мой брат и бабушка...